Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Сосновоборск
30 октября, пт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Сосновоборск
30 октября, пт

Между жизнью и смертью

Юрий КОЛЕГОВ – первый врач анестезиолог-реаниматолог в Сосновоборске, его имя в городе известно многим. Сосчитать число его пациентов просто невозможно. За плечами у доктора 47 лет профессиональной деятельности, из них 35 – в сосновоборской больнице.
26 августа 2019
2

Юрий КОЛЕГОВ – первый врач анестезиолог-реаниматолог в Сосновоборске, его имя в городе известно многим. Сосчитать число его пациентов просто невозможно. За плечами у доктора 47 лет профессиональной деятельности, из них 35 – в сосновоборской больнице.

За это время были сделаны тысячи наркозов, столько же реанимационных действий и поставленных на ноги «тяжёлых» больных. Ответить на вопрос, сколько жизней он спас – Юрий Анатольевич тоже никогда не может. Такому врачу всё время приходится иметь дело с пограничными между жизнью и смертью состояниями: как анестезиолог, владея мастерством отключения сознания человека, а как реаниматолог – возвращением обратно – «с того света», как иногда говорят пациенты.

МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И СМЕРТЬЮ

30 июля Юрий Колегов отметил своё 70-летие, а следующий день – стал его последним рабочим. Почти полвека трудовой деятельности! При этом надо понимать, что никто из врачей не сталкивается со смертью больных так часто, как анестезиологи-реаниматологи. Ни дня без стресса, и дело не только в летальных исходах. Помимо помощи в экстренных состояниях и выхаживания самых сложных больных, каждый наркоз – это ответственность за чужую жизнь. Анестезиолог отключает у больного сознание, тем самым лишает его возможности самостоятельно дышать, а значит, жить.

– Юрий Анатольевич, страшно часто бывает? Или с годами страх притупился?

– Бывает. Всегда, когда осознаёшь, что можешь потерять пациента. Когда вроде всё, что возможно уже сделал, и кровь льёшь литр за литром, а давление падает и падает. И ничего не помогает. И времени на раздумье нет. Но страх – он в голове, а руки делают. Бывает, заканчивается всё трагично. К сожалению. В реанимации много смертей. Очень много. И к этому невозможно привыкнуть. Каждый смертельный случай потом чеканит в мозгу вопрос: а всё ли ты сделал? После таких смен долго не можешь уснуть, анализируешь, в голове переживаешь всю ситуацию снова и снова.

– Первый случай, когда теряли пациента на операционном столе, помните?

– Конечно, помню. Тогда борьба за человеческую жизнь закончилась победой над смертью. Это было в Бурятии, куда меня направили работать по распределению. Я – ещё совсем молодой доктор, только после института. Мужчина поступил с перитонитом, и во время операции у пациента остановилось сердце... И я смог его «завести»! Я был страшно горд, что спас человеку жизнь! Он нас с хирургом потом в гости приглашал, позами кормил, благодарил.

БУДНИ ЭФИОПСКОГО ВРАЧА

Несмотря на специфичность профессии, напряжённый график и постоянные стрессы, Юрий Колегов признаётся, что работу свою любит. Он выбрал это узкое направление в институте как-то сразу, особо не задумываясь. Было интересно научиться управлять человеческим сознанием. Борьба за жизнь интриговала, а природная пытливость ума заставляла познавать все тонкости врачебного искусства, овладевать новыми технологиями. Тогда, в конце 70-х, не каждый опытной доктор в столичной клинике решался делать эпидуральную анестезию (когда лекарственные препараты вводятся в пространство позвоночника через катетер), а молодой врач в сельской больнице в Бурятии посчитал новый метод рывком в анестезиологии и стал активно применять его в своей практике. Желание постоянно расти и развиваться, приобретая новый опыт, привело Юрия Анатольевича в Эфиопию, где он (в общей сложности семь лет) отработал в госпитале Красного Креста в Аддис-Абебе. Первая командировка была в конце 80-х.

– Как вас из Сосновоборска в Эфиопию занесло?

– Коллеги посоветовали. Предложение заинтересовало, и я сам связался с Красным Крестом. Уехали мы туда вместе с женой – она тоже медик, оперирующий акушер-гинеколог. Работа, конечно, была не из лёгких, но очень интересной. Там ведь можно было увидеть патологии, которых здесь никогда не встретишь. Ну, и плата за труд врача в заграничном госпитале была выше, что для молодой советской семьи было немаловажно. Особенно во вторую командировку, в конце 90-х, когда в развалившемся Союзе зарплату совсем не платили или давали «курами».

– «Русская больница» была популярна у местного населения? Эфиопы, несмотря на свою набожность, доверяли «белым» врачам?

– Эфиопия, конечно, страна специфическая. Особенности климата и менталитета работают совсем не на руку врачам – ужасная антисанитария, инфекции, религиозность населения. Но и госпиталь не был открыт для всех желающих. Принимали только тех пациентов, у кого была страховка или кто мог оплатить обращение в больницу. В основном это была местная состоятельная элита, правительство, дипломаты разных стран и их семьи. В советский период клиника была хорошо оснащена, имела в своём распоряжении лекарства и оборудование, привезённые из СССР. Лечиться в ней было престижно. Эфиопы тоже там работали, но только в качестве младшего медперсонала. Рабочий тандем – русский врач и медсестра-эфиопка, но в реанимации сёстры исключительно русские, только с высокой квалификацией. Жили мы прямо на территории госпиталя, работали много, часто по ночам нас вызывали, были и ситуации, когда бригаде скорой реанимации приходилось оказывать помощь на выезде. Запомнился случай, когда нужно было лететь на границу с Сомали, где шли военные действия. Для оказания помощи пострадавшим понадобилось две бригады, в каждой по анестезиологу-реаниматологу. На аэродроме нас ждали боевые огромные военные Ми-6. Несмотря на их вместимость, нас специально рассадили по разным машинам, объяснив это тем, что в случае обстрела хотя бы одна бригада должна уцелеть. В самом Аддис-Абебе военных действий не было, но случались теракты, и свободные перемещения по городу для сотрудников госпиталя были под запретом. Но главная опасность для нас заключалась в том, что мы работали в очаге СПИДа.

НА СМЕНУ ОПЫТУ

Юрий Колегов прочно вписал своё имя в историю сосновоборской медицины. Он пришёл работать в больницу, когда и реанимации, как таковой не существовало, а была только палата интенсивной терапии в хирургическом отделении. Его можно назвать основателем реанимационного отделения, в развитие и становление которого он внёс значительный вклад. Природное профессиональное чутьё вкупе с мастерством и многолетним опытом сделали из молодого любознательного доктора профессионала высокого класса, о котором сейчас коллеги отзываются с большим почтением, сожалея, что Юрий Анатольевич принял решение уйти на отдых.

– Что изменилось за годы вашей работы анестезиологом-реаниматологом?

– Пациентов стало больше. Когда пришёл в нашу больницу только работать, за год делали 2 кесаревых сечения, хотя родов тогда в Сосновоборске было очень много. А сейчас – бывает по 3, а иногда и по 4 в один день. Больше показаний стало, больше патологий у женщин. Обследовать, опять же, стали людей лучше, благодаря новым технологиям. Фармацевтика шагнула вперёд, и на помощь врачу пришёл технический прогресс с современными приборами и мониторами. Это, конечно, прекрасно, но есть опасность уничтожить профессиональное чутьё. Доктор должен думать и больше смотреть не на мониторы, а на пациента. И не расслабляться!

– С какими чувствами уходите, почему решили стать заслуженным пенсионером?

– Устал я... Отдохнуть хочется. Вообще, реанимация для 70-летнего доктора – это не самое лёгкое место работы. Мне, конечно, до сих пор не верится, что завтра не надо идти к больным, что не вызовут из дома на срочную операцию. Безусловно, буду скучать. Но ухожу с лёгким сердцем, потому что смена достойная подошла. Хочу отметить Джовида Воситовича Абдусаторова – молодой врач, пришёл к нам уже с хорошим опытом работы, достаточно профессионален, очень грамотный. Уважительно относится к коллегам и к больным, что крайне важно. Себя я не мыслю без коллектива. Мне кажется, что я неплохо сохранился благодаря молодым коллегам, их энергии. Боюсь без этой «подпитки» захандрить. Я, правда, уже сказал, что, может, месяца через три мне надоест отдыхать, приду ещё проситься на работу, дежурства брать буду.

Газета Рабочий
Редакция